Каникулы в Калифорнии

| 12.05.2017

Глава 4
     Только узенький луч света из окна гостиной осветил их, они тормознули перед небольшим красноватым домиком.
     — Джейн, наверняка, дома, — произнесла Лили, медлительно оправляя платьице, ты зайдешь?
     — Ты что, ребенок? Испортишь все дело. Скажи ей, что я… Нет, скажи ей, что мы вкупе поужинали, а потом я пошел на свидание, на деловое свидание. И, черт возьми, не вздумай ей протрепаться про Бамбо-клаб. Скажи, что я позвоню ей завтра.
     — А, что сказать ей насчет нашей договоренности о следующем дне?
     — Во всяком случае — Я буду в клубе. Ты будешь деньком дома? Я забегу и мы поваляем дурачины.
     Лили произнесла, что она не против и они расстались. Ларри развернул и погнал машину, удивляясь про себя, как это он сам навязался ей.
     Когда Лили открыла дверь и начала красться в гостиную, Жаннет посиживала на тахте и отчаянно вязала.
      — Привет! Мне показалось, что тормознула машина?
     — Соня, — произнесла Лили и пошла в ванную, увертываясь от ответа Жаннет потянулась, проведя рукою по своим пышноватым волосам. Она была отлично сложена, ее тело отливало загаром. После обеда она прогуливалась в парк и, на 1-ый взор, ее можно было принять за обыденную девочку, о которой ничего определенного не скажешь. Она была тоненькая, с блестящими зубами и вздернутым носиком, покрытом веснушками. Кто бы мог найти сколько ей лет? Одно только мог угадать мужик при виде ее форм, подчеркнутых плотно облегающей курткой из голубого сатина — ее чувственную натуру. Она достала сигарету из пестрой коробки, лежащей на столе, и аккуратненько закурила, вдумчиво постукивая по ней ноготком.
     — Как у тебя прошло в школе? — Спросила она.
     — Волшебно, просто потрясающе, — Проорала Лили из ванной, — И Томми, и я, мы пришли в одно время, а там время даром не теряли. Жаннет глубоко затянулась. — А Лари ты лицезрела?
     — Чего-чего? …да, — проорала Лили, пустив сильнее воду, которая с шумом заполняла ванну. — Он пригласил меня поужинать. Я помыслила, что в этом нет ничего отвратительного и согласилась. К Тому же, я очень утомилась, — Она старалась придать собственному голосу флегмантичный тон.
     — Ну и надымила ты, — Лили надела на ноги мексиканские сандалии. — Он пригласил тебя? — Процедила через зубы Жаннет. — Чего ты хочешь? Чтоб я произнесла, что я пригласила его к для себя на ночь? — Я не желала бы внезапных сюрпризов, — Жанет признесла это с приметным ударением. — А разве все мужчины схожи? — Продолжала она — У всех одно на уме. — Ты считаешь секс? — Естественно. — Ну и что из этого?
     — Ах, Лили… — Жанет нахмурилась и гласила с таким видом, как будто делала выговор неразумному ребенку, — Я не желала бы, чтоб ты заполучила таковой же образ мыслей, — лицо ее передернулось, — Им бы все полапать, да так и тянет схватить за грудь, ущипнуть тебя где-нибудь еще.
     — Однозначно, все мужчины только этим и занимаются, Лили с независящим видом пожала плечами. — Я думаю, что для реального парня, чувствующего себя мужиком, это полностью естественно.
     — Я смотрю, Лили, твоя точка зрения несколько отличается от моей. наверняка, это поэтому, что мы с тобой по-разному относимся к мужикам. во мне посиживает одно качество, которое я не способен поменять. Вроде бы для тебя это разъяснить… Я чувствую, внутри себя нечто более, нечто вроде прилива. Во всяком случае, не волнуйся, если это от меня убегло, я была бы совсем безразлична к ним, она улыбнулась, очевидно желая переменить тему разговора на чего-нибудть другое, и добавила — Но, как насчет пары чашечек кофе, он уже будто бы подогрелся, — И не дожидаясь ответа Лили, она вскочила и побежала на кухню мурлыкая для себя что-то под нос.
     Лили села на тахте и закурила. Через минутку Жаннет возвратилась, неся на подносе сэндвичи и кофейник. Они разговорились о планах на вечер. Жаннет поделилась своими трудностями, связанными с организацией пикника. Она была очень рада, что еще неделя, и начнутся школьные каникулы. Наконец будет время смотаться куда-нибудь на субботу и воскресение! — Что ты будешь делать в воскресенье? А где ты будешь завтра ночкой? молниеносными контр вопрос поверг Лили в смущение, — Когда? Я… Да у меня есть кое-какие планы… — А… — В голосе Жаннет прозвучало разочарование. — Почему ты… — Я удивляюсь, я задумывалась, что мы пойдем в город либо еще куда-нибудь и вернемся попозже. Но здесь нужно кое-что уточнить. Может устроить и другой уик-энд. — Извини меня, Жанет, если б я знала… Но ничего, все будет отлично. Лицо Жаннет прояснилось, — Я думаю, еще одна неделя, и мы сможем распланировать все совместно. — Она зевнула и пошла к Лили. — Но я, все-же сейчас столько переработала… — Деловая девченка? — Самое время на данный момент пойти подремать. — Я тоже желаю, — произнесла Лили, — но, мне не охото слезать с тахты. Она докурила сигарету, позже встала и пошла в ванную. Жаннет уже взяла настольную лампу. Лили на цыпочках тормознула, разыскивая свою пижаму либо чего-нибудть из ночного белья как вдруг услышала как Жаннет заохала, — Лили, у тебя по всей спине красноватые пятна! Лили оборотилась к ней с пижамой в руках, она ощущала себя неудобно. — Я естественно, еще не научилась учесть солнце, когда хожу на пляж запинаясь ответила она.
     — Нет, нет, — Жаннет выпрыгнула из кровати и подпрыгнула к Лили, впившись в нее взором, — Я смотрю, тут дело не только лишь в солнце. Здесь тебя очевидно расцарапали, и даже кровь осталась.
     Лили не очень хотелось, чтоб эти следы Ларри на ее теле были увидены Жаннет, и, потому она старалась их скрыть как могла. Но Жаннет была очень любопытна.
     — Ну-ка, ложись, я попробую чем-нибудь тебя смазать, чтоб не попала зараза. — Послушай, Жаннет, у меня все в порядке. Может быть не нужно? — На данный момент не время возражать, Лили. Ложись, я осмотрю тебя всюду. Это нужно сделать непременно. — Черт возьми! Если ты будешь растирать меня всегда, ты меня совершенно избалуешь. Жаннет улыбнулась, велка, ложись на животике, — Отдала приказ она, взяла банку и обмакнула туда собственный палец. Лили оборотилась и закрыла глаза. Жаннет растерла мазью ее плечи и стала массировать их ладонью.
     — Если она не увидит кое-каких следов, оставленных Ларри, то все будет в порядке, поразмыслила Лили. Она не желала, чтоб меж ней и подругой встал кто-либо 3-ий, даже ее компаньон. Все таки было грустно. С одной стороны, она ощущала себя виноватой, а с другой стороны знала, что, по совести, она ни в чем же не повинна. В некий момент она даже закончила мыслить об этом. Успокаивающий эффект крема и массажа навел на нее дремоту. Она ощутила себя плывущей в воздухе, так мягко и тихо… Жаннет наклонилась и поцеловала ее спину. От неожиданности Лили вроде бы пробудилась, но продолжала лежать не шевелясь. На некий момент она ощутила внутри себя приятное стояк. Может она вправду спала? Губки Жаннет опять задели ее тела. Сейчас Лили уже не колебалась, что это ей не почудилось она оборотилась. На лице Жаннет было написано смущение, но глаза ее, устремленные на Лили, горели. — Я… Я задумывалась, что для тебя это поможет, — запинаясь произнесла она.
     — О, пожалуйста, пожалуйста, забудь о моем присутствии, сердечко Лили смягчилось, когда она увидела выступившие на очах Жаннет слезы Все в порядке, — ободрила она ее, — продолжай.
     Жаннет подавила рыдания и сжала руку Лили, Это поэтому, что нам было так волшебно, — слезы опять брызнули из ее глаз и она прервалась на полуслове. Эти слезы, нежности, слова — все задевало в Лили какую-то струну и выворачивало душу.
     — Да, все в порядке, — Лили обняла Жаннет за плечи, — не думай плохо, все волшебно. Продолжай, мне было приятно. Я ни о чем нехорошем не думаю. Под воздействием успокаивающих слов Лили состояние ее подруги стало лучше.
     — Ты, ты, вправду, не думаешь ничего отвратительного?
     — Естественно нет, Джейн. Слушай, кончай ты это нытье и скажи мне толком, в чем дело?
     Жаннет колебалась, но, видимо, в конце концов решила облегчить для себя душу признанием, не хотя, но, снова показать свою слабость. В ней как будто что-то прорвалось, она бросила на Лили поток слов.
     — Ты знаешь, Лили, я тебя очень люблю. Я люблю тебя с первого денька, когда мы повстречались. Я пробовала тебя запамятовать, желала даже расстаться с тобой, но у меня не было сил на это, я не могла. Ты живешь во мне. Это мученье, созидать тебя деньком и ночкой, каждую минутку следить за тобой, слышать твой хохот, созидать твою ухмылку, уходить от тебя каждую ночь. Когда я прихожу домой, меня так и тянет припасть к твоим коленям сделать тебе все что угодно, только бы ты была счастлива. О, Лили, и сказать, как я люблю тебя, как я готова тебе на все. Я готова как это страшно! И вот почему я не в состоянии иметь чего-нибудть с Ларри, так как это разлучает нас. Я жду, я желаю только тебя!
     Ее слова взволновали Лили. Она и не подразумевала, что Жаннет испытывает по отношению к ней какие-то чувства. Она была очень слепой ранее, ничего не находила, ничего не задумывалась. С ее глаз как будто спала пелена. Она повернула Жаннет к для себя лицом и краем полотенца вытерла ее газа, ее заплаканное лицо.
     — Прости меня, Джейн, я не знала этого. Для тебя поможет, если мы ляжем в одну кровать и будем ублажать друг дружке?
     — О, Лили! — произнесла Жаннет и ринулась ей на шейку, как ребенок, — это будет восхитительно, — И до этого, чем смогла что-либо добавить, Лили схватила и придавила ее лицо к собственной груди. Потом их губки объединились и Жаннет трепещущими руками обняла голое тело Лили, страстно целуя ее. Лили ощутила, что навряд ли будет сожалеть о том, что произойдет меж ними. Она как-то сходу возбудилась и, как могла, старалась освободиться от собственной внутренней связанности, стараясь в тоже время беспристрастно оценить свое отношение к создавшейся ситуации. С первого лобзания Жаннет преобразилась, ощутив внутри себя просыпающегося зверька. Она схватила грудь Лили обеими руками и прильнула ртом к соску, стараясь втянуть его в свои рот как можно больше. Лили вздрогнула, когда ощутила как Жаннет куснула и прищемила сосок зубами. Сосок натужился и эта боль стала откликаться невыносимым щекочущим чувством меж ее ног. Вспомнив, как приятно это было, когда Ларри голубил ее также несколько часов вспять, Лили здесь же распалилась, и произнесла самой для себя, что не против получить такое же наслаждение, какое Жаннет ждала для самой себя.
     Она готова была решиться удовлетворить Жаннет, но в тоже время понимала, что и сама желает большего физического наслаждения, и конкретно обыденным, а не насильным методом.
     Жаннет шептала, как волшебно, как возбуждающе тело Лили, и с каждым словом ее руки все энергичнее голубили тело подруги, дразнили ее кожу легким прикосновением пальцев, как будто это были крылья бабочки. Лаская ноги Лили, ее бока, массируя их руками, Жаннет услаждалась ею, как неоценимым сокровищем, требующим самого аккуратного и ласкового воззвания, чтоб не разрушить ее харизму. Эти нежности и нежности как будто пробудили Лили и она сама стала разглаживать руки и плечи Жаннет, которая в ответ на это покрыла ее тело лобзаниями. Потом, воодушевленная Жаннет спрыгнула с кровати, срывая с себя пижаму, как будто одежка жгла ее розовое, стройное тело. Лили, как будто в первый раз, разглядела ее стройное отлично сложенное тело, ее сильную, вздымавшуюся грудь, но незначительно наименьшую, чем у нее самой, и похожую на свежайший апельсин, не тронутый рукою.
     Она лицезрела гладкий животик, тонкие длинноватые ноги, узкую талию танцовщицы, так не много подходящую школьной учительнице, волосы меж бедер светлые и курчавые, топорщились золотистыми холмом. И здесь Лили ощутила, как взволновано забилось ее сердечко и что-то пощекотало ее гортань. Под этим пучком она ясно увидела небольшую красноватую головку маленького члена. Она остолбенела на секунду и застыла. Жаннет набросилась на нее, обхватив руками и ногами. Лили опешила какому-то новенькому смущению, которые вызвали у нее девичьи лобзания. Ласкающие руки Жаннет приятно голубили, дрожь пробежала по спине Лили.
     И до этого, чем она сообразила, в чем настоящий смысл этих удовольствии, этого воссоединения тел, она ощутила то, что ей казалось, она не должна была бы ощутить. Она не могла остаться пассивной. Она схватила голову Жаннет руками, повернула ее лицо к для себя. Их губки впились друг в друга, язычок Лили стал двигаться туда и сюда, все более возбуждая подружку. Руки Лили гладили тело Жаннет, ощущали напрягшиеся ее груди, игрались ими. Лили дразнила эти возбужденные соски, вводя их меж огромным и указательным пальцами, как это делал ей Ларри. Дыхание Жаннет стало учащаться, и она застонала, усилив свои нежности и лобзания, распространив их по всему телу Лили, изогнувшемуся от внутреннего напряжения. Освободив вдруг одну руку, Лили искусно просунула ее меж бедер Жаннет, и отрадно вскрикнула, раздвинув пальцами липкий пушок, жаркие и шершавые складки.
     Она нащупала бугорок, настолько схожий на член. Клитор Жаннет оказался большущим, длиной в три дюйма. Сложив пальцы трубочкой, она воткнула клитор в этот чехол, как член в щёлку, и стала двигать взад и вперед собственной рукою по всей его длине, чувствуя, как он напрягается и дрожит. Жаннет забыла обо всем, даже о нежностях со собственной стороны. Она откинулась, энергично качая бедрами, усиливая удовольствие, которое она получила. Восхищенная Лили не отрываясь следила за лицом подруги.
     Глаза Жаннет были закрыты, ее грудь вздымалась, она вся отдалась движениям пальцев Лили, которые сжимались и разжимались в такт движениям малеханького органа. Потом Лили изменила метод нежности. Раздвинув средний и указательный пальцы в виде ‘Y’, и вставив клитор в их развилку, она стала двигать пальцами как ножницами, захватывая удлиняющийся орган. Движения эти были ориентированы снизу ввысь, что позволяло лучше созидать привлекающее ее место. Оно было похоже на небольшую вишенку и поблескивало липкой слизью. Стремительно двигая рукой туда-сюда, Лили принудила этот стебелек тужиться. Жаннет отбросила одной рукою покрывало с кровати, а другой сжимала рот, приглушая свои стоны, которые не способен была сдержать, отвечая на ритмичные движения руки собственной приятельницы. Она ощущала, как медлительно вырастает в ней волна удовольствия. Никогда в жизни она не испытывала еще такового острого чувства чувства. Вообще-то, в прошедшем, когда она была еще ребенком, она игралась сама с собой, но это было нечто другое. Только позднее, будучи школьницей, она стала осознавать, что значат эти чувства, когда оставалась спать одна в комнате, она пробовала щекотать себя кисточкой для очистки перьев.
     Она выяснила, что проводя по клитору взад и вперед, круглым футляром от ручки, можно вызвать приятное эрекция и поддерживать его так длительно, как ей только захочется. Но быть возбуждаемой чужой рукою, испытывать таковой сумасшедший экстаз — этого она еще не знала. Подсознательно, Лили сама содействовала тому, чтоб и рука Жаннет приблизила ее к оргазму. Длинноватые, тонкие ноги натужились, сделались упругими, мышцы животика отвердели, соски ее грудей на нежности Жаннет стали торчком и сделались упругими. Волна чувственности опять нахлынула на Лили и, казалось, любая часть тела ее орет от эрекции. Обе девахи погрузились в восприятие чего-то сверхъестественного, которое всосет их, в этом полного страстного напряжения томления под загадочным и перспективным покровом ночи.
     И вот, практически достигнув высшей точки удовольствия, Лили сжала обмякшее тело Жаннет, играя малеханькой пуговкой. Обширно раздвинув ноги, она вдруг придвинула свою раскрывшуюся лохматую щель к лицу Жаннет, и вроде бы всадила свои клитор меж ее губ. Сама она прильнула к органе Жаннет, захватив губками жесткий клитор меж ее ног, и стала его сосать. Жаннет издала некий веселый вскрик, испытывая неописуемое наслаждение от этой проснувшейся любвеобильности Лили, и немедля зарылась губками меж ее ног. Обхватив тело Лили своими гладкими ногами, она в обезумевшой живости лизала, вводила язык в щель, сосала ее клитор. По телу Лили пробегала дрожь. Все тело пронзило острое чувство удовольствия, и она тоже, возбужденная и трепещущая от живости, схватила своими губками клитор Жаннет, и игралась им, заставляя свои язык трепетать, либо крутила его вокруг малеханькой шишечки. Липкий комочек стал пухнуть, расти и удлиняться под ее нежностями. Как будто удар тока прошел по телу Жаннет. Ее пах конвульсивно задвигался, а рот впился в лохматые губки Лили. Вдруг раздался ее веселый и сдавленный стон и тело затряслось в конвульсиях, окутанное одичавшим удовольствием. Сила испытываемого Жаннет оргазма, так распалила Лили, что она сама была близка к извержению. Она не задумывалась о том, как и когда это произойдет. Это пришло внезапно, как какое-то высшее удовольствие, сочетающееся с чувством полной, совершенной удовлетворенности.
     Позже, ослабленные, они расцеловались, не способен больше двигаться, наслаждаясь последней дрожью нирваны, которая медлительно покидала их тела, их трепетно вздымающиеся груди. Так, без мыслей, в каком-то оцепенении, или погрузившись в сон, лежали они, не ощущая времени. В конце концов, Жаннет 1-ая приподнялась и погладила бедро Лили, возвращая ее к реальности. Лили села и придавила пальцы меж ног. Там было все мокрое и горячее. Жаннет поглядела на нее и в этом взоре
     — Я никогда не испытывала что-либо схожее, Лили. Это было так волшебно !
     Лили лаского улыбнулась ей. — Ты сама удостоверилась в том, что секс может быть приятным, если мы будем проявлять каждый со собственной стороны активность.
     Она поднялась с кровати и пошла в ванную, принять душ. Жаннет последовала за ней. Через 5 минут они сообща докуривали сигарету.
     — Я, полагаю, что ты догадываешься, — произнесла Жаннет, свернувшись на постели как золотистая кошечка, — что я до сего времени еще деваха. У нас с Ларри ничего не было.
     — Да. И он довольно разозлен, не получив хотимого. Он считает, что у тебя есть кто-то кроме него. Ведь мужчины изредка дожидаются свадебной ночи.
     — Это очень грустно, — насупилась Жаннет, — я, все-же думаю о нем, о Ларри. Время от времени мне кажется, что я его люблю, что он мои единственный. Но, прости меня, Лили, сама я не могу по собственной инициативе лечь с ним в кровать. Не поэтому, что я не могу отыскать с ним контакта, а, просто, я полагаю, что мне нужно обучаться, — она задумалась. — О, я не знаю, Лили. Бывали минутки, когда он клал мне руку, а я, как мне казалось, готова была отдаться. Я позволяла ему трогать себя, но я всегда ощущала себя в этот момент грязной, подлой тварью. Ты понимаешь, что я желаю сказать?
     Лили кивнула головой. — Я думаю, что ты просто не встречала подходящего мужчину, Жаннет.
     — Но это все равно, так же будет и с другим, Лили. Как дело дойдет до секса, я снова стану колебаться.
     — Я думаю, для тебя на данный момент не следует беспокоиться об этом, — улыбаясь, произнесла Лили, — Я считаю, что ты очень торопишься с выводами. По натуре мужчина- это только животное. Я думаю, наилучший метод изучить мужчину — это отдаться ему. И не стоит очень длительно готовиться к этому.
     Про себя же, но, Лили опешила словам Жаннет. Смирится ли она в дальнейшем с тем, что она будет принадлежать мужчине, либо она вожделеет принадлежать только даме? Может быть, в Жаннет было нечто такое, что вообщем противоречит сексапильному чувству. Во всяком случае, все ее физическое строение, в особенности половых органов, должно ее склонять к лесбийской любви.
     — Я пробовала это испытать, честно, Лили, но никчемно, безвыходно. Я пробовала обожать Ларри и задумывалась о нем, как о мужчине, которому необходимо отдаться, но в тоже время, замечала в нем странности. Это поражало.
     Лили внимательно поглядела на Жаннет. — Что дает для тебя основания так считать? Ты, вообщем, представляешь, что нужно делать, чтоб мужик начал жить с тобой? Ларри полностью обычный, у него есть потребности в разговоре с тобой, точно так же, как было у нас ночкой. Он просто желал тебя, так же, как ты желала меня. Поверь мне, — произнесла Лили тоном знатока. — Он может осчастливить тебя таковой шикарной любовью, быть таким преданным для тебя хахалем, что я, навряд ли, заменю его для тебя.
     Жаннет недоверчиво покачала головой. — Я не верю в это, Лили. Это было бы очень восхитительно. Но, у вас это получится лучше.
     Лили заволновалась. Жаннет не могла сама придумать эту безрассудную идею. В тоже время, Лили знала, что в какой-то момент, она все равно признается подруге. А может быть, лучше поведать все со всеми подробностями, чтоб разбудить фантазию Жаннет?
     — Послушай меня, Жаннет. То, что я для тебя скажу, ты должна вынести стойко. Я длительно колебалась, но, в конце концов решила, что так будет лучше.
     И она поведала, что Ларри провожал ее домой, и как она пробивала этот путь в компании Грира, и как она достигнула от него согласия. Она не пробовала мельчить либо изменять факты. Она детально и тщательно поведала как и что было, как они были счастливы. Когда она окончила, она решила испытать Жаннет, на сколько все это огорчили ее. Но, ее рассказ взволновал Жаннет.
     — Для тебя, возможно, было очень приятно, когда он сосал тебя? — Спросила она с очевидной заинтригованностью, — Как его член? На что он похож ? Он очень здоровый и жесткий?
     Она стала задавать кучу вопросов. Лили пробовала отвечать на их как можно поточнее, и чувствуя, что беседа на данную тему больше возбуждает Жаннет. Для усиления воспоминания, Лили в особенности тщательно и ярко обрисовала все эротические детали, так, что под конец была убеждена, что пробудила в Жаннет достаточный энтузиазм к мужским плюсам Ларри. Но она заблуждалась.
     — Вообщем, это меня не трогает, — произнесла Жаннет, — но ты, Лили, подала мне восхитительную идея! — И она возбужденно стала разъяснять Лили.
     — У нас с Ларри все замечательно вышло, не считая секса. Я еще с ним не гласила об этом, Лили, но я боюсь, что нам с ним придется расстаться, если я не смогу удовлетворить его в этом. Я знаю, он может отыскать другую деву, но я серьезно думаю, что это половое воздержание мне на пользу. И так было, пока не пришла ты, — она сверкнула очами, — но сейчас все отлично. Ведь никто, потому что ты, не сумеет удовлетворить Ларри. Ты понимаешь, Лили? Ведь ты же сама произнесла мне, как для тебя было приятно с ним. Так, почему бы нам не заключить соглашение? Ты будешь услаждаться с Ларри так, будто бы я ничего не знаю об этом. А меж встречами, ты будешь говорить мне обо всем, что ему нравится. Ты будешь учить меня.
     Лили молчком обдумывала это предложение. Ларри был увлекательным человеком, с недюжинными возможностями, а главное, с большенными связями. Он крутился в определенных кругах, где было много Голливудских звезд, уметь обращаться с этой публикой, все равно, что быть на пути к славе, ощущать себя если не звездой, то, по последней мере, звездочкой. Лили желала уничтожить одним выстрелом 2-ух зайцев: проложить для себя путь к карьере и посодействовать Жаннет. В тоже время, ситуация складывалась неописуемо. Но, чем больше она о ней задумывалась, тем заманчивее казалось ей предложение Жаннет.
     — Отлично, я согласна.
     — О, Лили ! Я для тебя признательна, как никогда. Если мне получится женить его на для себя, я отблагодарю тебя.
     Лили молчком сжала ее руки, — ни слова об этом. Я довольно отблагодарю себя сама. У меня есть одна мысль. Ларри, естественно, ничего не должен знать о нашем соглашении. Пусть он считает, что я поддалась его мужскому очарованию.
     — Отлично ! — Жаннет рассмеялась, — он не услышит от меня ни словечка.
     — Ну и волшебно, — произнесла Лили и, протянув руку, погасила лампу, стоящую на столике меж их кроватями. — Сейчас мы стали соучастниками 1-го злодеяния.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *