Как я впервые в жизни на старости лет надела короткое платье…

| 11.05.2017

Многие мои знакомые, в особенности мужского пола, считали меня несколько необычной, кое-кто пускал даже слух, что я фригидна, так как меня не заинтересовывают мужчины. А я всего только не могла поведать, что панически боюсь операций.

Утонченные индивидуалки Зеленоград выполнят любой ваш каприз.

Я не была противницей парней, меня тревожили их заинтригованные взоры, прикосновения. Но то, что приходилось им отказывать в продолжении знакомства, оставляло противный осадок. Мне хватило 2-ух болезненных и безуспешных попыток в кровати, чтоб поставить на для себя крест. Но это не освободило меня от желаний. Я страшно завидовала школьницам, которые щеголяли в коротких
юбочках. Мое детство прошло в серьезном воспитании и куче комплексов. Никогда не считала себя кросоткой, да к тому же культ тощеньких моделей добавлял переживаний.

Уже во взрослом возрасте, только придя на работу в школу, я с удивлением увидела, что наибольшим фуррором воспользовались не тонкие, а девченки с развитыми, полными бедрами. Смотря, как на перемене старшеклассники провожают возбужденными взорами какую-нибудь незакомплексованную милашку с рельефными формами, меня терзало любопытство: «Любопытно, как бы мужчины реагировали на мои ноги, вздумай я надеть маленькую юбку?

Ведь у меня ноги выражены еще посильнее, чем у хоть какой из их!» Я, хоть и стыдилась таких мыслей,
в один прекрасный момент все-же подняла платьице и повертелась перед зеркалом. «У меня ножки как у Натальи Фатеевой в кинофильме «Три плюс два», когда она на пляже. А она не смущяется. Ну, может быть, у меня чуток пошире и пополнее».

Я даже время от времени представляла себя, идущей в таковой юбке, и эти мысли возбуждали меня до крайности. Но воплотить эти мечты не было никакой способности. Нечего даже и мыслить было придти так на работу, ну и пройтись по улице было постыдно. Не тот возраст, могли узреть знакомые, ну и дам, одевающих недлинные юбки с такими пышноватыми бедрами, как у меня, я даже никогда не лицезрела.

Один только раз я лицезрела очень раскрашенную девушку, которая смело щеголяла формами всего на один-два размера меньше моих, привлекая внимание всей улицы. Наверняка, это было очень даже для самых раскрепощенных теток. Но испытать это все равно хотелось.Я даже начала серьезно мыслить о том, чтоб поехать для этого на денек в другой город.

Подсказку отдал случай. В один прекрасный момент теплым майским деньком я с сотрудниками была на шашлыках за городом. Ровненькое место за лесополосой, редчайшая роща поодаль, пустое поле вдалеке, ни одной души вокруг, только еле приметные тропинки, по которым, видимо, раз в неделю проходили такие же, как мы, «шашлычники».

Я вдруг помыслила, что когда на этой поляне никто не отдыхает, то здесь и можно пройтись в недлинной юбке никем не увиденной. Эта идея меня так захватила, что даже коллеги несколько раз с удивлением спрашивали, о чем я размечталась.

Маленькая доза принятого алкоголя сделала свое дело, я осмелела и про себя решила: «Если наиблежайшие два часа тут никто не пройдет, означает иду! Прямо сейчас!» Все оставшееся время я посиживала как на иголках, изо всех сил надеясь, что никто сторонний здесь не покажется.

Так и вышло. Ни одной живой души! Я уговорила компанию разойтись пораньше, изловила такси и, обдумывая детали, понеслась домой, чтоб успеть приготовиться и возвратиться сюда, пока не стемнело. Я наскоро приняла ванну, накрасилась, дрожащими руками натянула самое наряженное белье, самые дорогие светлые колготки из припасов и вынула из далекого угла шкафа старенькое платьице из узкой шерсти. Платьице было очень прекрасным, но купив, я его сдуру постирала и оно очень село. Даже тогда оно было мне еще выше колен, а с тех пор я к тому же приметно пополнела в бедрах.

Волнуясь, я надела платьице и ахнула. Оно оказалось так маленьким, что чуть прикрывало мне бёдра, а уплотненный верх колготок не просто выглядывал из-под платьица, а был виден на целую ладонь! Но отступать я не собиралась. «Раз так, это будет просто великолепно! Только придется быть еще бдительнее! Ох, жутко даже представить, если меня так кто-либо увидит!» Я прогнала эту идея, понимая, что меня на данный момент может захватить ужас и я уже никуда не пойду.

Я достала свои торжественные белоснежные лодочки и встала на каблуки. Взглянув на себя в зеркало, я даже ахнула, так эротичный и вызывающий у меня оказался вид! Ноги просто выпирали из-под неблагопристойно недлинного платьица! Из-за каблуков они смотрелись не такими уж и толстыми, а быстрее очень женственными, еще более притягивая взор из-за сверкающих лайкровых колготок. У меня даже мелькнула идея не ходить, не рисковать, но я взяла себя в руки, и, накинув длиннющий плащ, вышла из дома. Платьице было тесноватым и повсевременно ползло ввысь под плащом. Мне приходилось
то и дело исподтишка придерживать либо поправлять его через плащ.

Половину пути я проехала без приключений, если не считать колотящегося сердца и мысли «знали бы эти мужчины, куда и в каком виде я пищу!» Меня даже захватила мысль на секунду раскрыть плащ. «Выйду на предпоследней остановке, пройду пешком. Может и решусь» — произнесла я для себя. Еще в троллейбусе я неприметно расстегнула несколько нижних пуговиц плаща и вышла, придерживая плащ рукою.

Народу, по случаю выходного, на проспекте было не достаточно и полностью можно было это сделать, не опасаясь быть увиденной сходу несколькими людьми. Поначалу навстречу попалась компания юношей, позже одинокий мужик. Я уже собралась с духом, у меня перехватило дыхание, но в последний момент я не рискнула. Когда он повернул голову в мою сторону, в его очах я успела увидеть некий нагловатый энтузиазм и ужаснулась. Показать ему ноги — значило позже отбиваться от его приставаний.

Я перевела дух, что впору успела сориентироваться и уже желала отрешиться от этой затеи. Но навстречу мне уже шла парочка — юноша с женщиной. Это был лучший вариант, к тому же девчонка смотрела куда-то в сторону.

Я глубоко вдохнула, дождалась когда юноша увидел меня и… отпустила плащ. За долю секунды я сообразила, что от ветра сам он не распахнется. Опасаясь, что юноша отвернется, я с отчаянной смелостью сама отбросила полу плаща рукою. Непроизвольно, за моим движением юноша опустил взор и в его лицо поменялось. Он просто пожирал очами мои ноги! Я не выдержала и прикрыла плащ, опасаясь даже посмотреть ему в глаза. Снутри меня все прыгало, я шла мимо него как в невесомости, опасаясь спотыкнуться.

Отдышавшись, я обернулась. Юноша с женщиной были уже далековато, никто не лицезрел мой опыт. Волнение сменилось экстазом, гордостью за смелый поступок. Я даже поразмыслила, что можно было так сверкнуть и перед мужчиной. «Он бы, наверняка, подошел ко мне, произнес какой-либо откровенный комплимент моим бедрам… Я бы от него все равно отбилась, но зато услышала бы чего-нибудть такое, чего никогда не услышишь от моих интеллигентных знакомых!»

До места нашей утренней гулянки я дошла нормально, никем не увиденная. Тут все было, как и три часа вспять. Я зашла за кустик, чтоб снова оглядеться. «Тут можно снять плащ. Спрячу его под кустиком и малость пройду по этой тропинке» — пошевелила мозгами я с замиранием сердца.

Было страшновато. Я снова обернулась по сторонам, прислушалась. Никого. За лесополосой время от времени проезжали машины. Кое-где далековато лаяли собаки. Я немногоуспокоилась и собралась с духом. «Вот оно! Вот этот момент, о котором я столько желала! Боже, как подкашиваются колени! Ну, на данный момент либо никогда!»

стояк нахлынуло одномоментно, как я сняла плащ и оказалась в том самом виде, о котором я ранее только желала! Но я стояла так не у себя в квартире, а одна, за городом, на краю большой открытой поляны. Я поразмыслила, что меня на данный момент видно отовсюду, издалека, метров за 100 — и из той рощицы, и с тропинки, ведущей из пригородного парка к моей поляне. Чувства от риска, от собственного смелого вида были просто неописуемые!

Я сложила плащ, собралась наклониться, чтоб упрятать его под кустик, и сообразила, что оно на данный момент поползет наверх… Утренний алкоголь все еще действовал.Я наклонилась как можно более манерно, представляя, что происходит у меня сзади…

Мне вдруг вспомнился случай из молодости. Классе в десятом меня выслали на олимпиаду по химии. В пустом чужом школьном здании, когда я подымалась по лестнице, я обернулась на шум сзади себя и увидела, как некий мужик пробует заглянуть мне под юбку. Может быть он даже и успел что-то увидеть, но я ужаснулась, и, прижав платьице к ногам, побежала ввысь. Уже наверху я обернулась и вспыхнула — мужик не пошел за мной, а достал член и мастурбировал, смотря на меня….»Вот бы он оказался на данный момент тут, на поляне, сзади, когда я нагибаюсь в этом платьице, в этих туфлях! Уже все по-другому! Это я, та же девченка, но не на худых ножках в х/б колготках, видных чуток выше колен!

Она, хотя и стала учительницей, сейчас специально надела высочайшие каблуки, у нее на данный момент шикарные женственные ноги и она согласна показать их на сто процентов!»

Я выпрямилась, поправила платьице, провела руками по ногам, ощущая мягенькую упругость бедер, обтянутых гладким нейлоном колготок. «Нет, нет, если я поглажу себя еще, хоть раз, я испытаю оргазм. Я желаю продлить наслаждение!»

Я выпрямилась, поправила платьице, и решительно шагнула на тропинку. Мне не было видно, что происходит за мной и от этого было и жутко и волнительно до замирания сердца. Всегда хотелось обернуться, чтоб убедиться, что я здесь одна и страшиться нечего. Снова оглянувшись на ходу, я чуть ли не свалилась, споткнувшись на кочке.

«Нужно быть осторожнее на каблуках! Еще не хватало подвернуть щиколотку. Лучше глядеть
под ноги» .

Я пошла по тропинке, придерживая руками платьице, которое при каждом шаге норовило уползти ввысь. Оно было и так так куцее, что прятать было практически нечего, но подсознательно я чувствовала, что платьице, прикрывающее хотя бы трусики, по сути смотрится еще эротичнее, чем майка до пояса. Так и выходило, мои руки, придерживающие платьице, находились как раз на уровне промежности. Я старалась идти «модельной» походкой, изнемогая от вида собственных бедер,
покачивающихся при каждом шаге.

«Боже, какой экстаз! Если даже меня так восхищает вид моих открытых ног, то что все-таки ощутили бы мужчины! Ни за что бы не пошевелила мозгами, что чувство риска приносит такое удовольствие!» Я полуприкрыла глаза, и постаралась представить, что за мной на данный момент идет мужик и глядит на меня. Чувство стало просто неописуемым! «А лицезрели бы меня мои ученики!» — кольнула меня идея. «И ведь с каждым шагом я больше удаляюсь от собственных вещей! Если вдруг кто-то покажется вдалеке, мне уже не возвратиться вспять, чтоб стремительно набросить плащ, мне уже придется бежать назад на виду! Я просто ненормальная!…

Ой, я уже что-то очень далековато ушла! Ну и там, оказывается, не виден кусочек тропинки впереди!
Ну, еще 5 шагов до угла рощицы, далее не пойду. Остановлюсь там, и в конце концов дам волю рукам!»

И здесь… как раз на повороте тропинки, заворачивающей за густой кустарник на краю рощи, я лоб в лоб столкнулась с группой мужчин…

У меня снутри все оборвалось. Случилось самое ужасное, такое я даже страшилась представить, когда наряжалась дома. Я стояла в безлюдной лесополосе, одна перед 4-мя парнями. Я как будто увидела со стороны свое ничего не прикрывающее платьице в обтяжку, выставленные стопроцентно напоказ ноги, ненатуральные в лесу вечерние туфли на каблуках…

Было чувство полной нереальности происходящего, будто бы все это происходит не со мной, а смотрю на все это со стороны… Полное безволие и безнадежность, некуда было бежать, нечем было прикрыться. Даже плащ лежал кое-где в сотке шагов сзади. Ноги перстали меня слушаться, я оцепенела. Мне хотелось возвратить все вспять, все переработать, чтоб оказаться на данный момент где-нибудь далеко-далеко отсюда…

— Вот это ля-яжки!

Я стояла перед ними, непроизвольно пытаясь трясущимися руками натянуть платьице пониже на ноги, сознавая смехотворность собственных попыток. Они смотрели на это и ухмылялись.

— Ты что здесь делаешь?

Удивленная, я не знала что сказать, снутри меня все замерло.

— Заплуталась что ли? Как тебя зовут?

— Татьяна, — я еле смогла произнести имя.

— Замужем?

— Нет, — от испуга у меня не было сил что-либо выдумывать.

— Давай я тебя в супруги возьму! Буду по 5 раз в денек трахать!

Все заржали. Я прямо чувствовала, как они распалялись, становились все развязнее. А мне становилось все страшнее. Оцепенение проходило, я начала обдумывать, что это происходит вправду на данный момент и со мной. Безнадежность только усиливалась. Какой-то из них достал только показавшийся в то время мобильный телефон с камерой и стал фотографировать меня с различных сторон.

Я была готова провалиться от смущения через землю.
— Ты кто? Кем работаешь?

Я молчала, опасаясь соврать и привести в ярость их.
— Ну!

— Учительница, — тихо выжала я, не поднимая глаз.

Они загоготали.
— Всю жизнь грезил об учительнице! 10 лет они меня, а позже я их. В какой школе?

Я споткнулась, вдруг осознав, что означает именовать им школу. У меня искривились и задрожали губки, из глаз полились слезы. Я уже не обладала собой. Мной завладел кошмар.

— Мальчишки, пожалуйста, не нужно… Пожалуйста, отпустите меня, я боюсь! — я несвязно залепетала, захлебываяь в слезах и закрывая лицо руками от испуга, как малая девченка.

— А чего ты боишься? Мы тебя выебем и отпустим. Ты же для этого сюда в таком виде пришла? — гоготнул один из юношей.

Неблагопристойное слово резануло собственной откровенностью, погасив смутные и застенчивые надежды и вызвало у меня новый поток слез.

— Нет же, пожалуйста, не это, я не могу! Я сделаю что вы желаете, но только, пожалуйста, не это! — я всхлипывала, переполняясь отчаянием.

— А что все-таки ты сделаешь. если не это? — мужчины веселились вовсю.

— Я… доставлю вам наслаждение рукою. («Да она дурочка!» — послышались голоса)

Я всхлипнула, понимая, что унижений мне не избежать и шепотом, отвернувшись в сторону, добавила:
— Либо ртом…

— И в рот тоже выебем! И в ляжки твои невьебенные!

— Нет, пожалуйста, не нужно, я не могу так … только не во влагалище! — я разрыдалась.

— Строит из себя целочку! С таковой жопой! — заржали мужчины.

— Нет, правда, я не могу, ну пожалуйста, поверьте мне!

— Почему это?

— У меня не выходит с мужиками… у меня очень узенькое…. влагалище, — выжала я через слезы, преодолевая стеснение.

— Леха, пиздец, она по правде целочка! Не сцы, у нас получится! Такие ляжки, такая жопа! Да к тому же девченка! Выебем непременно! У нас хуи как сталь!

«Все. На данный момент меня, взрослую тридцатилетнюю даму разденут эти мужчины….Хотя при моем наряде для этого меня можно даже не раздевать» — с отчаянием поразмыслила я. — «И ведь это я сама, своими руками сделала все для этого…»

Мужчины подходили ко мне с пылающими очами. Я успела увидеть, как ближний ко мне юноша расстегивает свои штаны и отвернулась. В ту же секунду я ощутила на для себя сходу несколько грубых мужских рук. Они грубо зажимали мои ноги, ягодицы, пролезли в промежность. Кто-то разорвал мне меж ног колготки и сдвинул в сторону трусы.

Я закрыла глаза….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *